Картография Российской империи

География – это система наук, которые создали свой особый язык вместе с особым средством как передавать информацию про окружающее пространство – географические карты. Этот язык стал использоваться человеком задолго до того, как появилась письменность. Вследствие развития представлений людей про окружающую их географическую среду и имение в ней ориентироваться началось развитие и специальность области по географическим знаниям – картографии.


Карты, которые составляли разные народы во время разных эпох являются неповторимыми и многообразными. В их особенностях отражается высота уровня культуры вместе со спецификой цивилизации настолько же выразительно, как и сохранившийся исторический и архитектурный памятник.

Новости Казани самые свежие только на ресурсе kzn.tv. Узнай новости самым первым!

Язык карты является условно-знаковой формой по передаче информации, причем графичность приближает ее к уровню техдокументации – это чертежи, тогда как изображение способно возвести карту к уровню произведения искусства – рисунков или фотографий.

Так как картография отражает реальный мир, что существует вокруг нас, в ней используется масса математических приемов и объемный объект становится плоскостью. Чтобы записать информацию в картографии применяют особую знаковую систему – символику, тогда как процесс составления карты основывается специальными способами по отбору информации, что именуются картографическими генерализациями.

Эти три видовых признака карты определяют уровень ее специфики в качестве картографического источника информации и имеют отношение к таким важным качествам, как полнота вместе с точностью и достоверностью содержания – это критерии, что определяют возможности в использовании карт как исторического источника.

Поэтому представить историю государства вместе с историей российского общества во времена разных эпох его развития без использования карты как подлинной исторической, так и ее реконструкции – очень сложно.

Из сохранившегося летописного свода появляется информация, что древнерусское государство, которое занимало огромные территории, имелось масса достаточно четких представлений по поводу расположения земель вместе с городами, границами и путями сообщения. Тем не менее, информации про наличие специальной карты до начала XV века пока что не обнаружили.

При образовании Московского государства централизация управления и активизация внешней политики чтобы обеспечить практические нужны власти потребовались и для разных карт. И здесь стал проявляться особый путь по развитию картографии России.

Если во времена средневековой Европы в роли центров по географическому осмыслению пространства выступал монастырь, где создавали и гравировали карты с атласами, то в России феодальное государство монополизировало процесс по картосоставлению страны.

Согласно с источниками, которые сохранились по сей день, развитие картографии происходило в нескольких направлениях – создавались карты всего государства вместе с его отдельными частями, проводились земельные картографирования по феодальным владениям, изображались границы страны и фортификационные сооружения, описывались многочисленные походы и маршруты в процессе того, как осваивались новые земли.

Различаясь с привычными западноевропейскими картами, российские чертежи географического типа с обширным текстовым описанием были ничуть не менее информативными, в результате чего иностранные путешественники имели возможность пользоваться ими в процессе составления обзорной карты Московского государства.

Влияние местного, то есть российского источника отчетливо прослеживается в западноевропейском картографическом произведении, посвященном России – карте Московии 1556 года, составленной в результате посольства Сигизмунда Герберштейна, карты Дженкинсона за 1592 год и Гесселя Герритса 1613 года.

Состоянием на 1627 год выполнили большой чертеж по всему Московскому государству, и чертеж полю до Перекопи – путей между Москвой и Крымом и к обоим составили книгу Большому чертежу – крайне важный памятник историко-географического характера, в состав которого входит подробное описание реки, морского берега, обширная информация про народы, населяющие страну, списки с городами и селениями, расстояния между ними и множество другого.

Как стало известно из древнерусского плана Углича, русская картография имела свойство известной схематичности, отсутствия масштабов и соразмерности в случае с передачей самых разных объектов, вместе с перспективным изображением топографического объекта без топонима, расположением пояснительной надписи по всем листам вместе с результатом обмера сооружения и прочего.

Безусловно, итоги по развитию отечественной картографии допетровской Руси заключались в творчестве Ремезова, автора географических работ.

Реформами Петра I была затронута практически каждая из сторон жизни общественности. Существовавшие системы по  географическому описанию и картографированию не отвечали потребностям государства.

Царем-реформатором придавалось особое значение процессу создания точной карты российского государства, что специально подчеркивалось в виде отдельной главы Генерального Регламента за 1720 год. Государственные съемки, что развернулись, предназначались для дачи четкого представления про территорию всего государства.

Европа по достоинству оценила масштабы вместе с качеством русских картографических работ за счет целого комплекса по обзорным и специальным картам, которые широко издавала как сама Россия, так и за рубежом. Тогда же провели и съемки Дона с Северной Двиной и другими реками, побережьем Финского залива и Белым морем.

Именно во времена Петра I и берет начало история военной топографии с картографией, которая достигла пика развития в XIX веке. Воинским уставом 1716 года выделялись среди всех воинских чинов специальные генерал-квартирмейстер, в обязанностях которого состояло землю знать и многие другие картографические должности.

Немаловажная роль отводилась картам и для того чтобы пропагандировать успехи российского оружия – осада вместе с взятием городов и крепостей Лифляндии, Финляндии, баталии в Польше, морское балтийское сражение каждый раз сопровождались изданиями гравированного плана и вида, над которым трудиться приходилось лучшим российским граверам.

Тем не менее, несмотря на значительный уровень прогресса к середине XVIII века, содержание карт оставалось на весьма бедном уровне и в его состав входили только населенные пункты с гидрографией и достаточно условно изображенным ландшафтом – полями и болотами, лесами и горами.

Достаточно часто только личное представление составителей вместе со свободным пространством на листе выступали в роли главного критерия по отбору элементов карты. Карта с окрестностями Петербурга составлялась в качестве отчета относительно каналостроительных работ и в ее состав входит подробное описание по данным работам с чертежами самого канала при разных гидротехнических сооружениях.