Возвращенное имя

Феодосия

 


После присоединения Крыма к России Екатерина II возвратила городу древнее имя Феодосия, а в 1787 году удостоила его своим посещением. Здесь, по распоряжению светлейшего князя Григория Потемкина, открылся монетный двор, на котором до 1788 года чеканили монеты с буквами «ТМ» («таврическая монета»).

Расположенный вдали от главных торговых путей Российской империи, древний город был неприметным и довольно бедным. Правда, его пощадила судьба в Крымскую войну, а начавшаяся в 1860-х годах гонка курортного строительства пришлась очень кстати. Севастополь и Евпатория лежали в развалинах, Ялта была по карману очень немногим. Зато Феодосия предлагала прекрасные купания на песчаных пляжах, мягкий климат, «окрестности, полные памятников интересной старины, лечебный виноград». Известно, что в 1865 году в городе отдохнули 700 курортников. Еще не было здесь приличных гостиниц, зато местные жители сдавали комнаты совсем недорого: скромное жилье можно было снять за 20 — 25 копеек в сутки, а хорошие меблированные комнаты стоили в сутки 40 — 75 копеек. На базарах путешественников удивляли «целые горы винограда, яблок, груш, айвы… и можно за несколько копеек приобрести всего этого такое количество, что и не употребить одному человеку». А щегольские феодосийские извозчики славились тем, что имели «редкую в этом классе привычку не вымогать у седока лишних денег» .

После прокладки в 1892 году железной дороги (ветка Джанкой-Феодосия) опять, как в эллинские времена, одной из главных статей городского дохода стал экспорт зерна. Ожил торговый порт. Город возрождался — уже в который раз!


Феодосия.

Но как трудно усидеть на двух стульях, так нелегко сочетать одновременное развитие индустриально-коммерческого центра и курорта. Под пристань и железнодорожные пути городские власти отдали лучшие прибрежные земли, не оставив курортникам ни чистого воздуха (в порту дымили пароходы, на железнодорожных путях — паровозы), ни места для купания. Тем не менее, городские купальни оценила даже самая взыскательная публика: здесь было 70 кабин с теплыми морскими и грязевыми ваннами, прекрасная видовая площадка на крыше, читальня, парикмахерская. В городе работал яхт-клуб, открылась площадка для катания на роликовых коньках. Феодосия была единственным из крымских курортов, который предлагал местную минеральную воду, по своим лечебным качествам близкую к знаменитой воде «Ессентуки».

Главной культурной ценностью Феодосии в начале XX века стала картинная галерея, подаренная городу знаменитым художником-маринистом Иваном Константиновичем Айвазовским. К началу XX века сложился нарядный фасад преуспевающего приморского городка: рядом с домом художника И.К. Айвазовского и дачей книгоиздателя А.С. Суворина появились шикарные дома местных богачей: Стамболи («Папиросы Стамболи — от зубной боли!»), Папахристо, братьев Крым… Дворец табачного короля Стамболи обошелся ему в миллион сто тысяч рублей. Соломон Крым для пола в своей даче специально заказал мозаику в Италии. Впрочем, сегодня этим не удивишь.

Но немногие из настоящих ценностей уцелели в древнем городе. Строители «светлого будущего» мало заботились об исторических памятниках, и со временем Феодосия навсегда потеряла своеобразный средневековый колорит, которым восхищались путешественники XIX века. Что пощадили энергичные преобразователи нашей жизни, то окончательно разрушили войны.

Во время Второй мировой войны линия фронта четыре раза пролегала по улицам Феодосии. Важным и трагическим событием стал Керченско-Феодосийский десант Красной Армии перед новым 1941 годом, всего через шесть месяцев после начала войны. К сожалению, уже 15 января 1942 года наши войска оставили Феодосию, и лишь весной 1944 город был освобожден окончательно. Памятник десантникам установлен на Набережной.

В послевоенной Феодосии появилось много предприятий и научных учреждений, связанных с военной промышленностью: строительством кораблей и подводных лодок, производством авиакосмической и оптической техники. Феодосийская бухта служит базой для судов торгового и военно-морского флота. Правда, теперь эти предприятия работают, что называется, в четверть силы.

Но люди по-прежнему приезжают сюда ради моря, ради исторических памятников и санаториев. На дне озер Аджиголь и Чокрак массивным пластом созревает иловая лечебная грязь. У подножия горы Паша-Тепе из-под земли пробивается минеральная вода; действует бювет и в санатории «Восход». Словом, в городе сокращается побочное, не зависящее от климата производство, закономерно уступая место растущему курортному сервису.

* В 1796 году Феодосию посетил П.С. Паллас. По его описаниям «Крепкие и высокие городские стены, воздвигнутые генуэзцами, стоят еще большей частью неповрежденными… При мечети два, готовые уже разрушиться, минарета… с витыми внутри лестницами до самой вершины. Подле этой мечети находится большая турецкая… баня, которая обращена теперь в гауптвахту, а мечеть — в провинциальный магазин. Кроме того, в городе, который имеет довольно правильные улицы, есть хорошая греческая, армянская и католическая церкви…».
* Семен Михайлович Броневский (1763-1830) неспроста привлек внимание молодого поэта. Этот действительный статский советник больше пяти лет (с 1810 по 1816 год) занимал пост градоначальника Феодосии, был — историком и писателем, а главное, оставался добрым человеком. О судьбе его с глубоким сочувствием поведал современник: «Началом всех неприятностей и несчастий… было его сострадание». Заступившись за измученных греком Качиони крепостных девок, он вызвал неприязнь всего богатого населения вверенного ему города. «Все соединились против него, ябеды, доносы посыпались, самые невинные его деяния перетолковывались, все… называлось притеснением, всякое оказанное им снисхождение названо слабостью, и малейшая строгость — злоупотреблением властью. Он был уволен от должности… без вины и без копейки пансиона». Остаток дней своих Семен Михайлович жил лишь на очень скромные доходы от миндального сада.
* Побывавший в ту пору в Феодосии русский путешественник Филипп Вигель писал: «Проехав древнюю башню, местами поврежденную, но еще твердо стоящую… въезжаешь в улицу не европейскую и не азиатскую, а новорусскую, широкую, правильную, прямую, с двух- и трехэтажными домами… С левой ее стороны тянется на небольшом пространстве широкий, с сухими деревьями, бульвар, и о него как бы разбиваются волны».
* Гостиница «Астория», тел. 3-23-43.
* Гостиница «Моряк», тел.3-24-14.
* Гостиница «Взлет», тел.7-11-33.
* Гостиница «Мечта», тел. 3-30-68.
* Гостиница «Ливадия», тел. 3-04-56.
* Автокемпинг «Золотой пляж», тел. 4-74-74.
* Кемпинг «Лазурный», 33 тел. 4-74-73.
* В качестве военкора в Керченско-Феодосийском десанте участвовал писатель Константин Симонов. Вот отрывок из его сводки для газеты «Красная звезда»: «Это было дерзко и неожиданно… Высадка была встречена огнем. Люди понесли потери, но, добравшись до долгожданной крымской земли, они были настоящими чертями. Они зацепились за берег и теперь знали только одно: отдай Феодосию и точка!»

Источник: Privetmore.com — отдых в Крыму.