Актуальные правовые аспекты археологической деятельности

Предметы, обнаруживаемые в результате археологических раскопок, являются особо ценным видом культурных ценностей. Общеизвестно, что наша страна обладает величайшим археологическим наследием. Однако правовое регулирование вопросов, связанных с археологической проблематикой, к сожалению, не отличается системностью: нормы специального законодательства носят весьма скупой характер, отраслевое же законодательство практически не содержит упоминаний об археологической тематике. В целях выявления некоторых пробелов в правовом регулировании отношений, складывающихся по поводу археологических объектов, предлагаем рассмотреть вопрос о правовой природе археологической находки, а также остановиться на наиболее актуальных правовых проблемах, связанных с осуществлением археологической деятельности в России.


Для разрешения вопроса о правовой природе археологической находки необходимо, в первую очередь, рассмотреть нормы специального законодательства, посвященные данной теме.

В соответствии с Законом РФ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ» (далее — Закон об объектах культурного наследия, Закон) все подобные объекты именуются объектами археологического наследия. К объектам археологического наследия согласно Закону относятся частично или полностью скрытые в земле или под водой следы существования человека, включая все движимые предметы, имеющие к ним отношение, основным или одним из основных источников информации о которых являются археологические раскопки или находки.

Таким образом, объекты археологического наследия могут быть как недвижимыми, так и движимыми. В подавляющем большинстве случаев археологические находки (движимые объекты) обнаруживаются при раскопках недвижимых археологических памятников.

Источником обнаружения подобных объектов являются «работы по выявлению и изучению объектов археологического наследия (так называемые археологические полевые работы)». Указанные работы в соответствии с п. 8 ст. 45 Закона об объектах культурного наследия проводятся на основании выдаваемого сроком не более чем на один год в порядке, устанавливаемом Правительством РФ, разрешения (открытого листа) на право проведения соответствующих работ. Обнаруженные подобным способом объекты в соответствии со ст. 4 того же Закона относятся к объектам культурного наследия федерального значения и могут находиться только в государственной собственности. В связи с этим физические и юридические лица, проводившие археологические полевые работы, в течение трех лет со дня выполнения работ обязаны передать все обнаруженные культурные ценности (включая антропогенные, антропологические, палеозоологические, палеоботанические и иные объекты, имеющие историко-культурную ценность) на постоянное хранение в государственную часть Музейного фонда РФ.

Нам не удалось обнаружить в российском законодательстве иных существенных положений, регулирующих правовой режим археологических объектов, помимо приведенных выше норм Закона об объектах культурного наследия. Таким образом, именно на основании приведенных выше норм предстоит определить, в чем состоит сущность указанных объектов, какова гражданско-правовая природа археологической находки.

На первый взгляд, с гражданско-правовых позиций, археологическая находка имеет явное сходство с обнаружением клада. Так, рассматриваемые нами предметы, безусловно, относятся к разряду ценных; почти во всех случаях они сокрыты в земле или иным способом; собственник данных предметов отсутствует. Однако существует и весьма примечательные отличия. Начнем с того, что ценность археологических находок обычно носит весьма специфический, научный, и не всегда имущественный характер. Например, к археологическим находкам могут быть отнесены останки людей и животных или, с обывательской точки зрения, «испорченные», «некондиционные» предметы. В то время как в понятие «клад» обычно вкладывается имущественная ценность предметов. Кроме того, предметы, обнаруживаемые в ходе археологических раскопок, обычно не были намеренно сокрыты. Их сокрытие в подавляющем большинстве случаев явилось следствием естественного хода истории или иных обстоятельств. Таким образом, отсутствует один из основных признаков клада — намеренность на стороне сокрывшего.  Лицо, осуществляющее поиск клада, может действовать как намеренно, так и случайно. Археологические раскопки являются целенаправленной деятельностью по обнаружению соответствующих предметов. Таким образом, обнаружение археологической находки в большинстве случаев не может, на наш взгляд, считаться обнаружением клада. В подтверждение приведенной позиции приведем мнение, высказанное в одной из авторитетных работ: «Правила Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) о кладе неприменимы к археологическим раскопкам, в результате которых обнаруживают старинные предметы — глиняную посуду, каменные изделия, разрушенные постройки, печи и т.п…. На практике иногда возникают споры по разграничению указанных древних предметов от клада. Критерием должна служить их имущественная ценность». Действительно, представим себе ситуацию: гражданин, в ходе проведения земляных работ (например, рытья компостной ямы) на принадлежащем ему на праве собственности земельном участке, обнаруживает некие древние предметы.  Вопрос о выплате вознаграждения за обнаружение указанных предметов может быть решен по-разному, в зависимости от того, как будут квалифицированы данные находки: как клад или как археологическая находка. Например, в случае, если были обнаружены древние золотые украшения, они могут быть квалифицированы двояко. Приведенный пример, на наш взгляд, отнюдь не доказывает, что клад и археологическая находка — идентичные понятия. Как было показано выше, есть все основания различать их. Однако полагаем, что отсутствие в законодательстве нормы о выплате вознаграждения за случайное обнаружение археологической находки нельзя признать правильным.

Археологические объекты не могут, с нашей точки зрения, рассматриваться и в качестве находки, так как под находкой в соответствии со ст. 227 ГК РФ понимается потерянная вещь. В данном случае, нет возможности выяснить, были ли обнаруженные предметы кем-либо потеряны или нет. Кроме того, лица, которое, возможно, потеряло указанные предметы и управомочено получить их, давно не существует. По этой же причине нельзя, по всей видимости, отнести подобные предметы и к категории брошенных вещей. Представляется невозможным установить, выбросил ли владелец данные вещи, оставил ли собственник их иным способом с целью отказа от них (ст. 226 ГК РФ).

Клад, находка, брошенные вещи являются особыми разновидностями бесхозяйных вещей. Полагаем, что археологические находки являются не отраженной в ГК РФ специфической разновидностью бесхозяйных вещей. Согласно ст. 225 ГК РФ бесхозяйной является вещь, которая не имеет собственника или собственник которой неизвестен, либо вещь, от права собственности на которую собственник отказался. Право собственности на бесхозяйные вещи может быть приобретено в силу приобретательной давности, если это не исключается правилами ГК РФ о специфических видах бесхозяйных вещей. Право собственности на археологические находки не может быть приобретено в силу приобретательной давности. Специальное законодательство устанавливает презумпцию государственной собственности на обнаруживаемые археологические объекты.

Представляется, что обнаружение ценных археологических объектов в результате проведения разведок и раскопок является одним из способов приобретения права собственности на объекты археологического наследия. В литературе указывалось, что по редакции ст. 218 ГК РФ указанные в ней основания приобретения права собственности носят исчерпывающий характер, хотя они не охватывают всех возможных оснований приобретения права собственности. Подобного недостатка было бы легко избежать, если бы ст. 218 ГК РФ была бы дополнена указанием на то, что кроме перечисленных в ней оснований возможны другие способы приобретения права собственности.  Рассматриваемый нами способ приобретения права собственности на культурные ценности является весьма специфичным. Во-первых, осуществлять соответствующие работы по поиску указанных объектов имеют право лишь квалифицированные лица, получившие на это разрешение в установленном законом порядке. Во-вторых, в отношении всех указанных объектов специальным законодательством установлена презумпция государственной собственности. В-третьих, данные предметы всегда признаются объектами культурного наследия народов РФ исключительно федерального значения.

В связи с тем, что механизм такого способа приобретения права собственности как археологические раскопки подробно в законодательстве не раскрыт, на практике возникает множество вопросов.

Во-первых, из действующего законодательства, на наш взгляд, весьма сложно уяснить, установлена ли в России «монополия» государства на проведение работ по поиску археологических объектов. Закон об объектах культурного наследия содержит размытую формулировку. Как указывалось выше, в нем говорится лишь о том, что все археологические работы могут производиться на основании разрешения (Открытого листа) и о неких «физических и юридических лицах, проводивших археологические полевые работы». Таким образом, из содержания положений Закона однозначно следует лишь запрет на проведение соответствующих работ без их «санкционирования» государством. Возникает вопрос, может ли кто-либо, помимо государственных организаций, например некая частная некоммерческая организация, целью деятельности которой является содействие сохранению культурного наследия России, получить разрешение (Открытый лист) на ведение археологических раскопок? В ранее действовавшей Инструкции к Открытому листу на право производства археологических разведок и раскопок 1991 г., утвержденной Институтом археологии РАН, указывалось, что полевые исследования археологических памятников могут производиться лишь «в научных целях специализированными учреждениями, музеями, ВУЗами, государственными органами охраны памятников и общественными организациями, связанными с такой охраной». В ныне действующем Положении о производстве археологических раскопок и разведок и об Открытых листах 2001 г., утвержденном Институтом археологии РАН, также предусмотрено, что «полевые археологические исследования (раскопки и разведки) могут производиться лишь в научных, охранных и учетных целях специализированными научными и научно-реставрационными учреждениями, высшими учебными заведениями, музеями и государственными органами охраны памятников истории и культуры». Таким образом, формально, в приведенных документах не содержится запрета на выдачу разрешений негосударственным организациям. (Как известно, учреждения и музеи могут быть как государственными, так и частными или муниципальными.) Однако общая направленность комментируемого документа, по нашему мнению, свидетельствует о том, что, в основном, Открытые листы выдаются именно специализированным государственным организациям. В частности, одним из оснований для отказа в выдаче Открытого листа может послужить «нецелесообразность проведения полевых работ на указанных в заявке памятниках с точки зрения общих задач археологических исследований или охраны археологического наследия».

В связи с тем, что Закон об объектах культурного наследия в ст. 45 установил, что порядок выдачи разрешений на проведение археологических работ должен быть установлен Правительством РФ, в настоящее время разработан проект соответствующего Постановления Правительства РФ, утверждающего Положение о порядке выдачи Открытых листов. В нем содержится несколько иная формулировка: «правом на получение Открытого листа и руководство полевыми археологическими работами обладают исследователи, имеющие специальную подготовку, владеющие современными методами ведения раскопок и разведок и фиксации их итогов в форме Научного отчета». Приведенная формулировка призвана, на наш взгляд, либерализовать систему выдачи Открытых листов, допустив к проведению археологических работ не только работников государственных организаций, но иных квалифицированных лиц. Однако не стоит забывать о том, что все указанные лица после окончания соответствующих работ обязаны передавать обнаруженные объекты в государственную часть музейного фонда РФ.

Остается открытым и вопрос получения разрешения собственника земельного участка на проведение раскопок. В законодательстве вообще не содержится положений, разграничивающих проведение археологических работ на государственных, муниципальных или частных землях. Эта проблема не столь актуальна в случаях, когда земельный участок, на котором государственной организацией проводятся археологические полевые работы, находится в государственной собственности. (Большая часть официальных археологических работ на сегодняшний день производится на землях историко-культурного назначения, находящихся в государственной собственности.) Однако нам не удалось обнаружить в законодательстве норм, регулирующих проведение раскопок на частной или муниципальной земле. Полагаем, что уполномоченные государственные органы или организации, планирующие проведение археологических полевых работ на участке, находящемся в муниципальной или частной собственности, могут выходить с предложениями о заключении гражданско-правовых договоров с собственниками соответствующих земельных участков об условиях проведения археологических раскопок. Данный договор может носить как возмездный, так и безвозмездный характер. Кроме того, в законодательстве могут быть предусмотрены различные льготы, стимулирующие муниципалитеты и частных лиц к предоставлению государственным организациям земельных участков для проведения раскопок (например, ослабление налогового бремени, предоставление льготных субсидий и т.д.).

Следует, однако, признать, что многие собственники не заинтересованы в предоставлении своих земельных участков для соответствующих нужд даже на возмездной основе. Возникает вопрос, вправе ли государство изъять земельный участок для государственных нужд с целью проведения на нем археологических раскопок? Закон об объектах культурного наследия содержит норму о том, что в случае, если в пределах земельного участка или участка водного объекта обнаружен объект археологического наследия, со дня обнаружения данного объекта собственник земельного участка или пользователь им либо водопользователь владеет, пользуется или распоряжается принадлежащим ему участком с соблюдением условий, установленных Законом об объектах для обеспечения сохранности выявленного объекта. Таким образом, в законодательстве рассмотрена ситуация, когда археологические памятники уже обнаружены, например, на частной земле. Однако остается неясным, как получить доступ к обнаружению данных объектов. Если собственник отказывается предоставить возможность проводить археологические раскопки на своей земле, фактически, это можно сделать только при выкупе участка. В этой связи возникает вопрос, может ли государство в некоторых случаях, когда есть веские основания полагать, что на земельном участке, находящемся, например, в частной собственности, скрыты особо ценные объекты археологического наследия, принять решение об изъятии (выкупе) данных участков для государственных нужд. На сегодняшний день, такой возможности у государства, по всей видимости, нет.

Статья 49 Земельного кодекса РФ устанавливает, что изъятие земельного участка, в том числе путем выкупа, для государственных нужд производится в исключительных случаях, связанных, в частности, с размещением строго определенных объектов государственного или муниципального значения при отсутствии других вариантов возможного размещения этих объектов. В исчерпывающем перечне данных объектов рассматриваемый нами случай отсутствует. В пункте 3 той же статьи указывается, что изъятие земельных участков может производиться в исключительных случаях, связанных и с иными обстоятельствами в установленных федеральными законами случаях. Закон об объектах культурного наследия не содержит положений, относительно изъятия земельных участков, на территории которых находятся объекты археологического наследия. Сам Земельный кодекс РФ в п. З ст. 99 устанавливает, что земельные участки, отнесенные к землям историко-культурного назначения, у собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков не изымаются, за исключением случаев, установленных законодательством. Полагаем целесообразным все же рассмотреть возможность установления в законодательстве права государства на изъятие (выкуп) земельных участков для проведения археологических раскопок на них. Однако в данном случае, безусловно, следует понимать, что опасность злоупотреблений этим правом со стороны государства весьма велика. Тем не менее, в законодательстве некоторых зарубежных стран установлена возможность выкупа государством частных земельных участков, как для проведения археологических раскопок, так и после обнаружения объектов археологического наследия.

Столь пристальный интерес к проблемам археологической тематики сегодня представляется вполне закономерным. Не секрет, что в последние годы нашу страну захлестнула волна так называемой «черной археологии». В связи с этим предусмотренный законом механизм приобретения государством права собственности на объекты археологического наследия все чаще дает сбои. Наибольшая опасность в данном случае, с нашей точки зрения, заключается не столько в том, что вновь обнаруживаемые объекты не поступают в государственную собственность, сколько в том, что несанкционированные раскопки способны нанести непоправимый ущерб археологическому наследию России. Как известно, в археологии огромное значение имеет так называемый «контекст находки» (какие вещи встречены вместе, при каких обстоятельствах они попали в землю и т.д.) В этой связи в советское время основные усилия законодателя были направлены на сохранение именно недвижимых памятников (поселений, могильников, древних крепостей и т.п.), а не отдельных предметов. Этому подходу способствовало то, что после Октябрьской революции собственником земли, а значит и археологических памятников, стало государство. С другой стороны, были ликвидированы крупные состояния, позволявшие создавать крупные частные коллекции культурных ценностей. Профессиональные грабительские раскопки были бессмысленны. Таким образом, охрана основного источника археологических находок — археологических памятников, считалась вполне достаточной мерой и для предотвращения расхищения культурных ценностей.

Произошедшая в нашей стране либерализация гражданского оборота существенно изменила сложившуюся в советское время обстановку. На сегодняшний день земельные участки, на территории которых располагаются археологические памятники, могут принадлежать на праве собственности, аренды и т.д. частным лицам. Кроме того, появились экономические основы для создания крупных частных коллекций культурных ценностей. Это привело к формированию устойчивого спроса на них, а как следствие этого — к появлению поставщиков таких культурных ценностей — так называемых «черных археологов», ведущих планомерное массовое ограбление археологических памятников.

Нелегальный рынок археологических находок является весьма существенным сегментом нелегального рынка культурных ценностей. Существует значительное количество коллекционеров, желающих приобрести именно археологические объекты. Благодаря формированию соответствующего рынка, грабительские раскопки археологических памятников поднялись на качественно новый уровень. Если раньше они носили случайный характер и, в силу этого, наносили незначительный ущерб, то теперь ими занимаются профессионалы, имеющие достаточно знаний, необходимую технику и оборудование, целенаправленно выбирающие объекты для поиска ценностей. В современных условиях идет процесс обезличивания движимых культурных ценностей, попадающих на рынок. Практически все предметы объявляются случайными находками. Кроме того, дается ложная информация даже о регионе находки для того, чтобы не привлечь конкурентов, и невозможно было проверить легенду об обстоятельствах находки вещи. Восстановить истинный контекст находки в таком случае практически невозможно.

Таким образом, введение археологических объектов в хозяйственный оборот, формирование и хранение коллекций подобных культурных ценностей, в значительной степени являются незаконными, ввиду незаконности первоначального приобретения этих предметов.

Очевидно, что описанные тенденции в настоящий момент принимают угрожающие масштабы, следовательно, необходимо предпринимать экстренные меры для недопущения утраты археологического наследия страны. В последние годы активно обсуждаются вопросы усовершенствования мер административной и уголовной ответственности за проведение несанкционированных раскопок и присвоение обнаруженных предметов.

К сожалению, становится вполне очевидным, что борьба с незаконным оборотом подобных объектов исключительно карательными методами обречена на неудачу. Прибыли от занятия указанной деятельностью весьма велики, следовательно, данный бизнес будет существовать как теневой. Представляется, что необходимо создать такую систему правового регулирования рассматриваемых нами отношений, при которой нелегальное приобретение права собственности на подобные объекты, станет обременительным и невыгодным. В этой связи остро встает вопрос о регулировании оборота археологических объектов гражданско-правовыми механизмами.

В развитых странах «черная археология» не имеет такого значительного распространения, как в России. Объясняется такое положение дел тем, что в этих странах сформирован легальный рынок культурных ценностей. В случае несанкционированного обнаружения лицом движимого археологического объекта, практически нет возможности сбыть указанный предмет. Ни аукционные дома, ни независимые арт-дилеры не приобретут нелегально полученную вещь по выгодной для продавца цене, так как продажа ее будет сопряжена с большими трудностями.

В нашей стране легальный рынок культурных ценностей, к сожалению, пока не развит. В специальной литературе выдвигаются разнообразные предложения по совершенствованию существующей системы. Однако первоочередной задачей на пути формирования нормальной системы правового регулирования отношений, складывающихся по поводу объектов археологического наследия, является, на наш взгляд, не введение многочисленных запретов и ограничений, а стимулирование граждан к приобретению права собственности на указанные предметы на законных основаниях. В данном случае интересен путь, избранный американским законодателем. Для археологического «освоения» государственных земель требуется получение специального разрешения. Указанные действия, совершаемые без получения соответствующего разрешения, являются уголовно наказуемым деянием. (Следует отметить, что в США, в отличие от нашей страны, наказание за совершение данного деяния является действительно неотвратимым.) Для проведения археологических раскопок на частной земле не нужно испрашивать разрешения государства: требуется лишь согласие собственника. Государство само позволяет своим гражданам свободно приобретать право собственности на археологические находки, если они были обнаружены на частной земле, и самостоятельно распоряжаться ими. Российская же система законодательства в данном вопросе, наоборот, носит весьма жесткий характер. Все археологические находки принадлежат государству, ничто не должно попадать в частные руки. Тем не менее, на деле в нашей стране в частные руки попадает львиная доля всех обнаруживаемых археологических объектов. В одном из последних американских исследований в данной сфере предлагается ужесточить американское законодательство по указанному вопросу и установить новую модель приобретения права собственности на археологические находки в США. Лицо, обнаружившее археологический объект или собственник земельного участка, на котором данный объект был найден, должен подтвердить безупречность правового титула путем предъявления указанного объекта в уполномоченный государством орган (например, региональный краеведческий музей). В противном случае указанное лицо должно быть подвергнуто уголовному преследованию. Уполномоченный орган определяет судьбу предмета. Если предмет является особо ценным, он может быть изъят государством «в публичных интересах» с выплатой полноценной денежной компенсации. Если государство не заинтересовано в приобретении данного объекта, обратившемуся лицу должен быть выдан сертификат безупречности правового титула, который позволит беспрепятственно распорядиться находкой.  Подобный жесткий и дорогостоящий подход разделяется далеко не всеми американскими исследователями, однако многие из них признают, что лучше установить подобную систему, чем постоянно ставить под сомнение законность приобретения археологических коллекций.

Предложенный подход противоречит современному российскому законодательству об археологическом наследии. Однако, на наш взгляд, следует внимательно изучить предложенную модель. Проанализируем современную ситуацию в России. Наша система приобретения государством права собственности на объекты археологического наследия «на бумаге» имеет множество положительных аспектов. Во-первых, поиск указанных объектов производится исключительно с санкции государства. Во-вторых, археологические работы ведутся высококвалифицированными специалистами, что исключает возможность причинения ущерба памятникам. Наконец, в-третьих, указанные объекты обращаются в государственную собственность бесплатно. Однако нельзя далее закрывать глаза на, что в современных условиях большинство археологических раскопок производится неквалифицированными людьми, без санкции государства. «Черные археологи» варварскими способами разрушают ценнейшие памятники археологии, присваивают себе археологические находки. Несовершенство законодательства позволяет указанным людям уходить как от административной, так и от уголовной ответственности. Кроме того, не стоит забывать, что приобретение государством права собственности на археологические находки, полученные в установленном законом порядке, можно назвать бесплатным лишь условно. Государство снаряжает специалистов, и все поиски ведутся за государственный счет. В подобных условиях, на наш взгляд, действительно стоит задуматься об изменении существующей системы. В первую очередь, представляется целесообразным выдавать разрешения на проведение археологических раскопок не только государственным, но и иным, частным организациям, располагающим квалифицированными кадрами. При этом лица, осуществляющие соответствующие работы без разрешения, должны реально подвергаться уголовному преследованию. Во-вторых, полагаем возможным отказаться от презумпции государственной собственности на объекты археологического наследия. Лиц, по специальному разрешению производящих раскопки, следует обязать сдавать все обнаруженные предметы в специально уполномоченный государственный орган. В компетенцию данного органа должно входить проведение экспертизы найденных предметов, постановка их на учет в качестве объектов культурного наследия народов РФ и решение их дальнейшей судьбы. Если предметы обнаружены «государственными» археологами, они во всех случаях поступают в собственность государства. Если же предметы обнаружены «частными» археологами, государственный орган особо ценные предметы обращает в собственность государства с выплатой компенсации нашедшим в размере реальной рыночной стоимости объектов. Иные представленные предметы государственный орган передает организации / лицу, обнаружившему их с выдачей соответствующего документа, подтверждающего законность приобретения объектов. В случае возникновения разногласий относительно выкупной цены объектов, указанные споры передаются на разрешение суда. В законе может быть установлена отсрочка, предоставляемая государственным органам для изыскания необходимых средств, сроком, например, в шесть месяцев. Каковы преимущества предлагаемой системы? Во-первых, выдавая разрешения не только государственным, но и частным организациям, государство будет иметь информацию обо всех производимых на своей территории археологических работах и сможет контролировать их ход. Во-вторых, возможность на легальном основании приобрести право собственности на часть обнаруженных объектов будет стимулировать лиц, производивших раскопки предъявлять их соответствующим государственным органам. В-третьих, подобная система позволит начать формирование легального рынка археологических объектов, в рамках которого оборот археологических находок, не имеющих государственного сертификата, будет невозможен. Безусловно, внедрение предлагаемой системы возможно лишь в условиях усовершенствования норм уголовного законодательства в указанной сфере и наличия реального контроля над его исполнением. Не будем отрицать, что это весьма дорогостоящая для государства система. Однако, потери, наносимые археологическому наследию России «черными археологами» невосполнимы. Говоря о современных правовых проблемах археологии, нельзя, хотя бы вкратце, не затронуть и блок весьма актуальных вопросов, связанных с «археологическим сопровождением» строительной деятельности. Указанные проблемы особенно актуальны в условиях увеличения темпов жилищного и коммерческого строительства в городах и поселках с тысячелетней историей (например, Новгороде, Пскове, Старой Ладоге и др.). В соответствии с нормами Закона об объектах культурного наследия земельные участки, подлежащие хозяйственному освоению, являются объектом историко-культурной экспертизы. На практике это означает, что застройщики, девелоперы, готовящие под застройку территории в охранных зонах, должны предварительно финансировать проведение археологических раскопок. В данном случае, обычно, происходит столкновение интересов: естественное желание застройщиков минимизировать издержки (сократить сроки раскопок и уменьшить их стоимость) сталкивается со стремлением археологов проводить раскопки качественно, максимально детально, а значит, долго. На практике это противоречие в разных случаях разрешается по-разному (например, просто нарушается закон: здания возводятся на фундаменте из бетонной плиты, якобы на месте старого фундамента и т.д.), но чаще всего одна из сторон остается недовольной, из-за чего нередко возникают конфликты.

Существует и еще одна немаловажная проблема: даже если заказчики готовы оплачивать проведение раскопок, профессиональное сообщество не всегда способно предложить свои услуги в должном объеме. Археологов не хватает, в небольших городах они работают сезонно, но строительная индустрия так работать не может. В этой связи возникает насущная необходимость разработать систему регулирования указанных отношений. Предложения, как построить такую систему, уже появляются. Весьма разумным представляется недавно высказанное в прессе предложение о том, что органы государственной власти могли бы заранее, до предоставления земли под застройку, заказывать археологам проведение соответствующих раскопок, а потом выставлять участок на конкурс инвесторам. Известно, что территории, на которых уже проведены так называемые «охранные раскопки» пользуются большой популярностью у инвесторов, таким образом, государство сможет быстро и выгодно продавать указанные участки, компенсируя при этом расходы на произведенные археологические раскопки. Подобный «археологический девелопмент» можно вести планомерно, а значит, планировать соответствующие расходы городского бюджета. Если средства на реализацию таких заведомо окупаемых проектов привлекать с помощью кредитных механизмов, то не придется обременять городскую казну. Предлагаемый механизм фактически создает новый рынок коммерческих археологических услуг с заранее просчитанным объемом работ, потребностью в кадрах и готовым финансированием.

Суммируя сказанное, необходимо отметить, что проблема полноценного правового регулирования отношений, связанных с сохранением археологического наследия страны, нуждается в незамедлительном решении. Следует систематизировать нормы законодательства, регулирующие данную проблематику, и тщательно проработать механизмы их реализации, в противном случае существенная часть археологического достояния России может быть утрачена безвозвратно.

 

М.А. Александрова,

адвокат

 

«Закон», N 7, июль 2006 г.